Новый перевод Библии расколол Российское библейское общество

Первого июня в издательстве РБО вышел новый перевод Ветхого Завета на русский язык. В течение последних 15 лет Российское библейское общество (РБО) занималось подготовкой этого текста, но долгожданное событие омрачил скандал: коллектив авторов, работавший над переводом, покинул Библейское общество, неожиданно выступив против издания «Новой русской Библии».

Скандал, завершившийся расколом и выходом из состава правления Российского библейского общества большей части его отцов-основателей, и в первую очередь протоиерея Александра Борисова, настоятеля храма Святых Космы и Дамиана в Шубине (президент РБО с 1991 года), стал следствием конфликта исполнительного директора общества с группой переводчиков, работавших под руководством известного филолога и ведущего научного сотрудника Института восточных культур РГГУ Михаила Селезнева над новым переводом Ветхого Завета.

Русский перевод Ветхого Завета, призванный заменить дореволюционный синодальный текст, публиковался в течение последних нескольких лет поэтапно, небольшими брошюрами — и к лету 2010 года за исключением формальных процедур согласования с консультантом от Объединенных библейских обществ, этот текст в основном оказался готов к окончательному изданию. Неожиданно около года назад глава «ветхозаветной» переводческой группы Михаил Селезнев предложил приостановить выпуск. Одной из причин этого стало решение руководства РБО издать под одной обложкой с новым ним — «скандальный» новозаветный перевод Валентины Кузнецовой, отдельным томом вышедший в РБО еще в середине 1990-х годов и известный русскому читателю под названием «Радостная Весть». Еще после первой своей публикации он вызвал волну критики.

«Когда знакомишься с подобными текстами, по временам возникает ощущение, будто ты не Священное Писание читаешь, а присутствуешь при перебранке на кухне коммунальной квартиры», — писал в своем открытом письме переводчику митрополит (тогда иеромонах) Иларион (Алфеев) , крупнейший богослов, а сегодня председатель Отдела внешних церковных связей РПЦ. «При таком „переводе“ происходит сознательная и последовательная десакрализация священного текста, который перелагается на площадный, базарный, кухонный язык, — пишет он в своей книге „Православие“, вышедшей недавно в издательстве Сретенского монастыря. — Слова „дурак“, „побахвалиться“, „затея“, „помешался“, „ловкач“, „проститутка“ не соответствуют ни духу, ни букве священного текста, который требует более благоговейного отношения. Когда же неточность перевода помножена на сознательное стремление снизить стиль и на слабое владение автора русским литературным стилем, результат оказывается и вовсе плачевным: „Такого же рода и люди, которые втираются в дома и пленяют глупых бабенок. У этих женщин куча грехов и масса желаний… А негодяи и мошенники будут идти все дальше — из огня да в полымя! — и сбивать с пути и других и себя“ (2 Тим. 3: 6–13, в переводе Кузнецовой). В греческом оригинале не „куча грехов“ и „масса желаний“, а „женщины, утопающие в грехах, водимые похотями различными“. Никакого „из огня да в полымя“ в греческом тексте нет и в помине: это выражение вставлено переводчицей от себя».

Издание ветхозаветного перевода под одной обложкой со столь неоднозначным текстом в известной степени могло скомпрометировать его, тем более под претенциозной маркой «Новой русской Библии» — как это собирался сделать издатель. Предвидев негативную реакцию значительной части православной общественности, Михаил Селезнев предложил не торопиться с выпуском общего издания, а перевести Новый Завет заново.

«Ветхозаветный перевод Селезнева — взвешенный и выверенный — очень отличается от перевода Кузнецовой, созданного для противоположных целей, — говорит протоиерей Леонид Грилихес, заведующий кафедрой библеистики МДА и один из крупнейших специалистов в области Священного Писания в нашей стране. — Задача „Радостной Вести“ — приблизить текст Библии к современному читателю, в принципе, на Западе давно существует такая традиция библейских переводов, которые предлагают читателю некий адаптированный текст. Перевод Селезнева и его группы по своим задачам другой, он продолжает традицию „научных“ переводов, вроде т. н. Jerusalem Bible (JB) на Западе». Вряд ли издание двух столь непохожих друг на друга текстов под одной обложкой можно назвать хорошей идеей, считает отец Леонид.

«С моей стороны критиковать работу коллеги было бы не совсем корректно, — пояснил „НС“ сам Михаил Селезнев. — Тем более, что опыт переводов Валентины Кузнецовой — это опыт первопроходчика, и мы должны быть благодарны ей за это. Перевод этот создавался в конце советской эпохи и в чем-то несет на себе печать бунтарского, диссидентского пафоса 1980-х. „Радостная Весть“ — продукт смелого переводческого эксперимента: переводчик намеренно максимально отталкивается от привычного, официального перевода Священного Писания. В свое время знакомство с новозаветными переводами Валентины Кузнецовой произвело на меня сильнейшее впечатление: шока, — но шока, открывающего какие-то новые горизонты переводческой свободы: „Неужели можно Библию переводить вот так?!“ Когда открываются новые горизонты, ты не обязательно должен впадать в крайности. Но пространство, в котором ты живешь и работаешь, становится как-то шире».

«На издание перевода Ветхого Завета вместе с „Радостной Вестью“ Кузнецовой я согласился скрепя сердце. Эта два очень разных по стилистике текста, — признается уже бывший президент Российского библейского общества протоиерей Александр Борисов. — Михаил Селезнев просил продлить срок работы над тестом, и с этой инициативой я выступил 2 июня 2010 года. Но она, к моему удивлению, вызвала очень бурную и негативную реакцию исполнительного директора Руденко. В ходе конфликта он активно собирал сторонников, вел среди них агитацию, так что осенью на общем собрании из семидесяти участников нашу точку зрения поддержали только двадцать. В итоге я ушел с поста президента Российского библейского общества, а исполнительный директор фактически узурпировал власть в РБО». Вместе с отцом Александром правление покинул целый ряд его основоположников — представителей различных российских христианских общин.

В ходе дебатов, сотрясавших РБО в течение всего лета, к дискуссии о сроках добавился и спор о целях существования Библейского общества. Во многом «раскол», как считает Михаил Селезнев, продиктован именно этими мировоззренческими противоречиями.
«Я считал правильным, чтобы РБО стало организацией, которая наряду с издательской деятельностью занимается деятельностью просветительской и научно-исследовательской, — рассказывает он. — Да, в большинстве стран библейские общества занимаются исключительно изданием и распространением Библий, в то время как научно-исследовательская деятельность в области библеистики поддерживается академическими фондами или университетами. Но бывают и исключения. Например, Германское библейское общество берет на себя издание научно-критических текстов Священного Писания на языках оригинала, поддерживает текстологические исследования в области библеистики». Исполнительный директор Руденко, как и его сторонники, выступил с противоположных позиций.
«Продолжение работ над научными библейскими переводами и комментариями к Библии после того, как в РБО эти работы прекращены, — важнейший вопрос, который встает перед нами сегодня, — заключает Михаил Селезнев. — Ни в Церкви, ни в академическом мире сейчас просто не существует учреждений, занимающихся переводом Библии на русский язык. Теперь судьба библейской науки находится уже в наших руках, а не в руках администраторов из РБО, а стало быть, и отвечать за это будущее придется нам».

Пока же творческий коллектив переводчиков РБО ищет формы, в которых их команда сможет продолжить существовать дальше, но перспективы такого существования туманны.

«То, что новый перевод Ветхого Завета просто необходим, — это общепризнанный факт. Синодальный перевод устарел, да и изначально имел большие недостатки — согласен протоиерей Леонид Грилихес. — В этом плане опыт Селезнева и группы переводчиков, которые с ним работали, ценен. Однако церковный перевод может родиться только в недрах Церкви и не может быть делом какой-либо одной группы переводчиков. Здесь подошла бы методика, которая была применена при создании синодального перевода в XIX веке: при единстве принципов сам перевод производили специалисты всех четырех Духовных академий — проверяли друг друга, дискутировали. Священный синод официально просматривал и одобрял их тексты. Но сейчас Церковь, к сожалению, действительно не занимается собственными переводческими проектами, и когда такие проекты могут быть начаты, сложно сказать».

1 Июня 2011 года оба перевода, под единой обложкой были все-таки изданы Библейским обществом. По словам сотрудников магазина РБО, старые издания «селезневского» текста в ближайшее время исчезнут с прилавков, и приобрести этот перевод Ветхого Завета станет возможно только вместе с «Радостной Вестью». В настоящее время Михаил Селезнев заведует кафедрой Библеистики в Общецерковной аспирантуре, возможно его переводческая работа продолжится здесь. Интересно, что в этом году аспирантура приступает к подготовке магистров по направлению «библеистика» и впервые набирает курс «библеистов», к чьей компетенции, по сути, относится и перевод Священного Писания.

Напомним, что РБО — крупнейшее в России издательство библейской литературы, межконфессиональное общественное объединение, уставной целью которого является издание и распространение текста Священного Писания. На равных правах в состав его правления входят православные, католики, протестанты, переводчики, академические ученые и общественные деятели. Впрочем, оперативное управление обществом реализуется не правлением, а исполнительным директором. РБО является членом всемирной сети библейских обществ, координируемых Объединенным библейским обществом. Каждый из «филиалов» в рамках общей концепции обладает практически полной автономностью и свободой самостоятельных решений.

http://www.nsad.ru/

Поделиться в соц. сетях

0

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>